Государственное регулирование предпринимательства посредством поддержки конкуренции на товарном и финансовом рынках.


Государственное регулирование предпринимательской деятельности посредством поддержки конкуренции на товарном и финансовом рынках.

Отвечая за состояние экономики, государство должно контролировать рынок, особенно в части поддержки добросовестной конкуренции. Рыночная экономика, как универсальная модель хозяйствования, может существовать только при  условии, когда хозяйствующие субъекты конкурируют друг с другом. Изначально конкуренцию рассматривали как институт торгового права. Г.Ф. Шершеневич описывал конкуренцию именно по отношению к субъектам торговли: «каждое торговое предприятие стремиться привлечь к себе и отвлечь от другого возможно большее число потребителей. Среди торговых представителей открывается ожесточенное соперничество». С течением времени, отношения конкуренции закрепились во всех сферах экономики (за исключением сфер деятельности государственных и естественных монополий), поэтому, в настоящее время предпринимательство в любой отрасли народного хозяйства находится в прямой зависимости от конкурентной среды, определяющей взаимоотношения между субъектами рыночных отношений.

Конституция РФ в ст.ст. 8 и 34  декларирует обязанность государства не только обеспечивать свободу экономической деятельности, но и поддерживать добросовестную конкуренцию путем запрета недобросовестной конкуренции и монополизации предпринимательской деятельности.  Более детальный свод правил, обеспечивающих поддержку конкуренции и борьбу с ее негативными проявлениями, сосредоточен в Федеральном законе от 26 июля 2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее Закон о защите конкуренции), заменивший Закон РСФСР от 23 марта 1991 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Для России такое положение является новаторским, т.к. в советский период антимонопольное законодательство отсутствовало, в силу невостребованности для плановой экономики, а дореволюционная правовая система не содержала норм о пресечении недобросовестной конкуренции, на что указывал   Г.Ф. Шершеневич: «… русскому законодательству противодействие недобросовестной конкуренции незнакомо, русская судебная практика ничего не сделала в этом направлении».

Государство, с принятием Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», формирует конкурентную среду, защищая ее от негативных проявлений недобросовестной конкуренции и незаконной монополизации, посредством таких публично-правовых средств, как антимонопольный контроль, ограничительные меры, предписания, административные запреты, влекущие как административное, так и уголовное наказание. Вполне понятно, что по объективным причинам иные методы регулирования данной сферы отношений существуют, но они не столь эффективны, что подтверждается международным опытом использования принципа формального запрета недобросовестной конкуренции и монополизации предпринимательской деятельности (например, Закон Шермана или Акт Шермана (англ. Sherman Act), считающийся  первым антимонопольным (антитрестовским) законом США, провозгласившим преступлением препятствование свободе торговли созданием треста (монополии) и вступлением в сговор с такой целью).

Таким образом, для защиты добросовестной конкуренции и не допущения монополистической деятельности, которая представляет собой подавление конкуренции за счет доминирующего положения на рынке и злоупотребления этим положением, государство в меньшей степени обращается к диспозитивным началам, используя императивный метод регулирования.

Законодатель дает определение конкуренции в норме п. 7 ст. 4 Закона о защите конкуренции, где под данной экономической категорией понимается соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке. В первоначальной редакции Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» при определении конкуренции, помимо прочего, законодатель прямо указывал на то, что действия хозяйствующих субъектов направлены на стимулирование производства тех товаров, которые требуются потребителю. Новая дефиниция конкуренции не воспроизводит положения о направленности конкуренции на удовлетворение нужд потребителей (в широком смысле) в товарах, работах и услугах, тем самым лишая законодательное определение конкуренции социальной направленности. Однако такой подход законодателя, как к институту конкуренции, так и в целом к предпринимательской деятельности, давно осуждаем учеными. Уже сегодня у общества сформировалась потребность, чтобы государство, осуществляя необходимое регулирование рынка, поддерживало не простое соперничество между предпринимателями, единственной целью которых было бы скорейшее получение прибыли, а конкуренцию, которая была бы направлена на  достижение не только экономических, но и  социальных целей. По-видимому, такую конкуренцию и следует считать добросовестной, при том, что Закон о защите конкуренции не устанавливает правил добросовестной конкуренции в предпринимательской деятельности. Соответственно, государство должно обеспечивать поддержку именно социально направленной конкуренции между субъектами предпринимательства, установив необходимые ограничения (пределы) свободы осуществления последними конкурентных действий. 

Согласно дифференциации И.В. Князевой, можно выделить несколько основных концепций конкуренции, в которых определяющими признаками являются: поведение продавцов и покупателей; структура рынка и наличие барьеров, препятствующих входу на рынок; использование достижений научно-технического прогресса; распределение ограниченных ресурсов; отношение к потребителю. Однако классическая экономическая школа отдает предпочтение признакам, указывающим на поведение хозяйствующих субъектов, то есть, их действиям при осуществлении предпринимательской деятельности. Например, А. Смит определял конкуренцию как «совокупность взаимно независимых попыток различных продавцов установить контроль над ценой на рынке» при этом, выделив  пять основных условий существования конкуренции: конкуренты должны действовать независимо, а не в сговоре; число конкурентов должно быть достаточным, чтобы исключить экстраординарные доходы; хозяйствующие субъекты должны обладать знанием о рыночных возможностях; у конкурентов должна быть свобода действовать в соответствии с этим знанием; необходимо выждать время, чтобы направление и объемы потока ресурсов стали отвечать желанию владельцев.

Соответственно, если поведение хозяйствующих субъектов на рынке не соответствует описанным признакам, их действия в конкурентных отношениях можно считать  недобросовестными. Из этого вытекает еще один вывод – недобросовестную конкуренцию может образовывать только состав с действием субъектов, следовательно, при бездействии такого состава не образуется. 

На сегодняшний день вопрос о понятии «недобросовестная конкуренция» остается дискуссионным, т.к. до сих пор по этому поводу не выработано единого мнения, несмотря на то, что впервые с этой проблемой столкнулась французская судебная система еще в  XIX веке. Российские правоведы, признавая недобросовестную конкуренцию негативным явлением для хозяйственного оборота, не старались определить ее точным юридическим языком. Например, В.А. Шретер отзывался философски об этом явлении: «недобросовестная конкуренция – явление космополитическое, проделки в этой области отличаются чрезвычайным однообразием  во  всех  странах,  где  процветает  торговля». А.И. Каминка писал об этой проблеме довольно абстрактно: «недобросовестная конкуренция – это вид конкуренции вообще … И если в общем и в настоящее время признание конкуренции как необходимого элемента хозяйственной деятельности может казаться бесспорным, то в такой же мере бесспорно, что недобросовестная конкуренция является злом, которое не должно быть терпимо».

На современном этапе недобросовестную конкуренцию законодатель представляет как любые действия хозяйствующих субъектов, направленные на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности и которые причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам или нанести вред их деловой репутации. При этом, данные действия должны, либо противоречить законодательству или обычаям делового оборота, либо требованиям добропорядочности, разумности и справедливости. Что касается противоправных действий, запрещенных законодательством или противоречащих обычаям делового оборота, то здесь требования законодателя вполне понятны и реальны в применении. Только с такой формулировкой можно обратиться к любому правовому явлению и попасть, что называется в «яблочно». Федеральный законодатель всем и везде запрещает противоречить себе. Теперь, что делать с оставшейся терминологией? Законодатель, употребляя термины «добропорядочность», «разумность»,  «справедливость», не дает им легального определения, тем самым призывая участников конкурентных отношений, в том числе и само государство, из области права перемещаться в сферу морали и нравственности. Однако необходимо учитывать тот факт, что моральные нормы меняются с течением времени, а понятия «добропорядочность», «разумность» и  «справедливость» могут иметь разное содержание среди представителей разных народов и религий внутри одной страны в одно и тоже время. То же можно сказать и об определении иных авторов, использующих «размытые», с точки зрения юриспруденции, понятия, например, «действие, противоречащее деловым обычаям, профессиональной этике или добропорядочности».  По-видимому, настало время отойти от неопределенности и конкретизировать в законодательстве тот алгоритм поведения предпринимателей на рынке, который государство само хочет видеть. Относительно развернутый перечень форм недобросовестной конкуренции дан в Типовом законе по товарным знакам, фирменным наименованиям и актам недобросовестной конкуренции для развивающихся стран (далее Типовой закон), представляющих двенадцать видов недопустимых действий хозяйствующих субъектов. Российский законодатель не инкорпорировал во внутреннее законодательство все представленные в Типовом законе формы недобросовестной конкуренции, а трансформировал часть из них в ст. 14 Закона о защите конкуренции, оставив этот перечень открытым. 

Некоторые понятия недобросовестной конкуренции прижились в российском законодательстве, но не имеют соответствующих нормативных дефиниций в Законе о защите конкуренции. Например, такое явление как демпинг. В Типовом законе он определяется как продажа своих товаров ниже стоимости с намерением противодействовать конкуренции или подавить ее.  Федеральный законодатель не дает определения понятию «демпинг» в федеральном законе и, соответственно, запрета в целом на него нет. Упоминание о запрете демпинга можно найти в специальных  нормативных правовых актах, регулирующих отдельные виды предпринимательской деятельности или устанавливающие соглашения о партнерстве с участием Российской Федерации. 

Таким образом, если пользоваться терминологией В.Ф. Попондопуло, демпинг не «образует состава недобросовестной конкуренции». Однако, нельзя отрицать и того, что демпинг ведет к снижению качества продукции, работ и услуг, а в некоторых случаях и к нарушению закона. Соответственно, фрагментарный законодательный запрет на данную форму недобросовестной конкуренции не отвечает требованиям нормально функционирующего рынка. Необходимо ввести понятие «демпинг» в Закон о защите конкуренции, тем самым полностью запретив соответствующие действия на российском товарном и финансовых рынках.

Помимо понятий «конкуренция», «недобросовестная конкуренция» в законодательстве используется такое понятие как «конкурентная среда», под которой понимается совокупность факторов, определяющих возможность хозяйствующих субъектов на  отдельном рынке обнаруживать и использовать возможности получения прибыли. Согласно Программы развития конкуренции в Российской Федерации, в настоящий момент состояние конкурентной среды в стране следует считать неудовлетворительным, т.к. она характеризуется высоким уровнем административных  барьеров, таможенных тарифов и несоответствием темпа и качества развития инфраструктуры потребностям бизнеса. 

Так же, в Программе развития конкуренции в Российской Федерации говорится о том, что в настоящее время в России отсутствует комплексная система мониторинга состояния конкурентной среды, включающая показатели и критерии ее оценки, и существует дефицит научных исследований в этой области и, соответственно, необходимо разработать систему показателей состояния конкурентной среды, в том числе количественных и качественных, а также систему постоянного анализа и оценки воздействия на конкурентную среду решений, принимаемых органами власти. Собственно,  все это является почти непреодолимым барьером для развития предпринимательства, базирующегося на добросовестной конкуренции. 

Тем не менее, талантливые представители бизнеса успешно конкурируют и продолжают развивать производство. Это можно определить по  анализу рынка, который  показывает, что наиболее устойчивое положение на нем заняли предприниматели с высокой конкурентоспособностью, непосредственно связанной с укрупнением и универсальностью организации, с расширенным спектром товаров, работ и услуг. Помимо этого, на рынке уверено чувствуют себя те субъекты, которые понимают, что необходимо не только использовать законодательные меры развития и поддержки конкуренции, но и вырабатывать собственные конкурентные стратегии, финансово-распорядительные механизмы, позволяющие успешно функционировать организации. 

Как показывают в большинстве своем исследования ученых в области конкурентного права, российское законодательство, в основном, рассматривает меры борьбы с недобросовестной конкуренцией и нарушением антимонопольного законодательства, вместо того, чтобы устанавливать и  исследовать механизм стимулирования конкуренции. Впрочем, многие выводы ученых в этой области остаются без внимания законодателей. Представляется, что именно поэтому конкурентное законодательство носит хаотично меняющийся характер, что связано, прежде всего,  с новыми веяниями или вновь возникающими проблемами в экономики, а потому оно и не  в состоянии решить существующие в настоящее время проблемы. В оправдание можно только сослаться на то, что в отличие от рынков экономически развитых стран, где проблемы монополизации и конкуренции появились перед предпринимателями больше 60 лет назад, а антимонопольное законодательство формировалось в конце пятидесятых годов прошлого века, в Российской Федерации конкуренция как институт предпринимательства и экономическая наука возникли менее 20 лет назад. Отсюда недостаточная теоретическая разработанность данной темы, несмотря на то, что ею занимались ученые правоведы еще в дореволюционный период нашей истории.

В заключении можно сделать следующий вывод - не вызывает сомнений, что конкуренция является явлением прогрессивным, обеспечивающим динамичное развитие рыночных отношений, без которого трудно представить современную экономику. Свободная и добросовестная конкуренция между субъектами предпринимательской деятельности обеспечивает гармоничное сочетание спроса и предложения на товарном и финансовом рынках, утверждает равенство условий исполнения своих функций всеми участниками. Она побуждает к увеличению объемов и разнообразию товарооборота, повышению качества продукции и снижению издержек, обеспечивает в перспективе стабилизацию цен. Тем не менее, конкурентная борьба, к которой прибегают участники рыночных отношений, не всегда носит дозволенный характер, что, как мы уже упоминали в работе,  можно считать бесспорным злом. 


<< вернуться обратно Показать все статьи >>

 
  
 

 Запомнить эту страницу с научными работами в своих соц. закладках !

Часы работы 
Время работы адвоката
9:00 - 21:00
ежедневно

+7 495 6 499 115
многоканальный

+7 916 594 57 31
телефон дежурного адвоката

Икона дня

Да хранит Вас Бог!